Воскресное чтение: Становление Стива Джобса

Feelmore
17.12.2015
3627 2 0

Если имя Стива Джобса ассоциируется у вас исключительно с корпорацией Apple, советуем прочесть книгу Брента Шлендера и Рика Тетцели. Авторы потратили 3 года на исследования, интервью и подготовку «Становления Стива Джобса». Совместно с издательством «Манн, Иванов и Фербер» мы публикуем отрывок книги, посвященный тихой гавани в жизни Джобса — анимационной студии PIXAR.

Одним из самых приятных моих визитов к Стиву за все те годы, что я писал о нем, была поездка по его приглашению в новую штаб-квартиру студии Pixar в Эмервилле, на той стороне моста через залив, которая упирается в Окленд. Студия анимационных фильмов быстро росла на волне успеха своих первых двух хитов «История игрушек» и «Приключения Флика». Поэтому компания купила большой участок земли — бывшую промзону. В том месте, где решили строить здание студии, располагался консервный завод Dole.

Стив встретил меня на парковке. Рабочие уже уехали, и на стройке оставались только два охранника. Стив провел меня внутрь через боковой вход. «Посмотри вверх, — сказал Стив, прежде чем я прошел в двери, — на эту кирпичную кладку. Ты когда-нибудь видел столько цветовых оттенков в кирпичах?» Двадцать четыре оттенка, от слегка желтоватого до шоколадно-коричневого. Издалека кладка кажется переливающейся муаровой тканью с едва намеченными клетками, разбросанными по ней как бы в случайном порядке и словно выцветшими пятнами. На самом деле рисунок не был случайным. Его составили из кирпичей, обожженных в одной и той же печи в штате Вашингтон, которую один из строительных партнеров Стива расконсервировал только затем, чтобы изготовить специальную их партию с особыми цветовыми оттенками, как того требовал Стив.

Пару раз во время своих посещений строительной площадки он нашел «случайность» цветовой гаммы некрасивой и попросил рабочих разобрать стену. В конце концов компания-подрядчик нащупала алгоритм, который обеспечил эту похожую на естественную «случайность» сочетания цветов.

По мере нашего перемещения по стройплощадке Стив раз за разом восхищал меня, указывая на детали стройки и рассказывая об общем замысле возведения штаб-квартиры Pixar. Внутри здания под потолком зеленовато поблескивали огромные стальные балки. Они были заказаны на уникальном заводе в Арканзасе. Перед монтажом их тщательно обработали песком и покрыли лаком таким образом, чтобы металл выглядел абсолютно естественно. Рабочих на заводе попросили обращаться с балками с особой осторожностью: хотя большинство из них предполагалось спрятать в стенах здания, часть специально оставили на виду на первом этаже. Балки были не сварены, а скреплены болтами, при этом цвет болтов специально несколько отличался от цвета самих балок. Стив заставил меня забраться по большой лестнице вверх, чтобы получше все рассмотреть. В центральном лобби, построенном по типу атриума, был сконструирован круглый купол, покрытый тем же кирпичом, что и наружные стены. На аллее, ведущей к центральному входу, высадили молодые платаны, как на Елисейских Полях в Париже, которые так любили Стив с Лорин.

Показывая мне все это, Стив был похож на ребенка. Ребенка, который пытается убедить журналиста в том, что Fortune должен уделить несколько своих страниц для фотографий этого шедевра. Мои боссы решили этого не делать — по их мнению, здание студии не представляло собой такого уж удивительного явления в архитектуре. Его главная красота состояла в его функциональности. «При строительстве студии Стивом двигало не желание создать здание исключительной красоты, — говорит Эд Кэтмелл, — а нечто другое. Он с любовью создавал рабочее место себе и нам. Это разные вещи».

Первоначальный замысел Стива не предполагал богатства архитектурных форм. Он хотел показать, как произведение архитектуры, созданное в соответствии с его особыми вкусами и идеями, может вместить в себя выдающуюся офисную культуру. «Его концепция была очень простой, — вспоминает Джон Лассетер, — он верил в значимость незапланированных встреч, когда люди просто сталкиваются друг с другом. Он знал, что в Pixar люди работают наедине с компьютерами. У него возникла идея создать такой большой атриум, в котором на общем собрании мог бы разместиться весь персонал компании и который включал бы в себя все, что побуждало бы сотрудника время от времени покидать свой кабинет». Стив был так одержим этой идеей, что поначалу предложил делать туалеты не в двух крыльях здания, а опять же в атриуме. Кэтмеллу, умевшему удерживать Стива от некоторых экстравагантных решений, удалось убедить его и на этот раз (Стив разрешил сделать туалеты и в атриуме, и на верхнем этаже).

Лассетера и Кэтмелла не особо увлекала концепция минималистского здания из стекла и металла. Оно не совсем вписывалось в окружающий ландшафт и не соответствовало богатому, яркому, красочному и фантастическому содержанию той работы, которая велась на студии Pixar ее сотрудниками. «Pixar теплее, чем Apple или NeXT, — сокрушался Лассетер. — Мы не занимаемся техникой. Мы занимаемся искусством: сюжетами, героями и теплом человеческих взаимоотношений». Лассетер и Кэтмелл поделились своей озабоченностью с Томом Карлайслом и Крейгом Пейном — двумя архитекторами, которым Стив поручил работу над проектом. Последние наняли фотографа для съемки кирпичных производственных корпусов, окружавших Pixar, а также видов Сан-Франциско. В конце одного из приездов Джобса они разложили десятки фотографий на столе в конференц-зале. «Он принялся рассматривать все эти красивые фото, вглядываясь в детали. Он ходил и ходил вокруг стола, — вспоминает Лассетер. — Потом он посмотрел на меня и сказал: «Хорошо, ребята, я понял. Джон, ты прав». Он все тогда понял и стал ярым приверженцем более тонкого архитектурного решения».

В результате получилось изящное и весьма креативное сооружение. Центральный атриум — огромное общее пространство с первоклассным кафетерием, почтовым отделением, где у каждого сотрудника компании есть собственная ячейка для бумаг, и обилием уголков для неформального общения. На втором этаже вокруг атриума расположено восемь конференц-залов, имеющих обозначение от «Запад 1» до «Запад 4» и от «Восток 1» до «Восток 4». «Здесь просто, как на Манхэттене, — объясняет Лассетер. — Я ненавижу эти искусственные названия на залах, в которых вечно путаюсь». На студии Pixar в работе находятся одновременно четыре-пять полнометражных и несколько короткометражных анимационных фильмов. По мере их производства продюсерские группы, сопровождающие каждый фильм, передвигаются из одного функционального помещения в другое, приближаясь к центральному входу. Аниматоры же никуда не двигаются из своих студий. Поэтому они придумывают для своих рабочих мест самые разнообразные дизайны: одно выглядит, словно витрина десертов, другое — как салон для покера.

Одна сотрудница купила себе игрушечную детскую площадку в Costco и развесила вокруг горшки с пластиковыми цветами, другая устроила себе миниатюрный двухэтажный домик для чайной церемонии, где чай подается на втором этаже. Встав на четвереньки, вы можете проползти по узкому проходу до «Салона любви», который был когда-то вентиляционной шахтой. Стены в нем оклеены обоями с леопардовым рисунком, звучит музыка Барри Уайта, и стоит красная лампа, свет которой стилизован под вулканическую лаву. Стив сделал надпись на стене: «Именно поэтому мы и построили это здание. Стив Джобс».

«Мы называли здание студии любимым фильмом Стива, — говорит Кэтмелл. — Оно стоило примерно столько же и отняло столько же времени, сколько создание хорошей полнометражной картины. А он был режиссером. Мы любим наш дом».

Джобс старался выбираться на студию хотя бы раз в неделю. Там он встречался с Кэтмеллом и Лассетером, просматривал ролики и готовый материал, общался со служащими вроде Лоуренса Леви, вице-президента по финансам, или Джима Морриса, главного продюсера. Стив, конечно, не был и никогда не пытался стать режиссером. Кэтмелл уберег Pixar от такой возможности несколько лет назад, когда взял со Стива обещание, что тот никогда не будет претендовать на место в «Мозговом тресте» студии, о котором говорилось выше. Но и Кэтмелл, и Лассетер высоко ценили Стива как критика.

«Одной из утрат, которую мы понесли с его смертью, была утрата этакого внешнего консультанта, — говорит Кэтмелл. — В каждом фильме в какой-то момент режиссеру случается заблудиться. Поэтому один-два раза за картину я мог позвонить Стиву и сказать ему: «Знаешь, Стив, у нас, кажется проблема». И все. Ему никогда не нужно было подсказывать, что делать. Его нечему было учить».

Стив обычно сразу же приезжал в Эмеривилль, забирался в одну из маленьких просмотровых комнат и изучал весь сделанный материал к проблемной картине. Затем он выкладывал свои критические соображения обычно режиссеру, но иногда и «Мозговому тресту».

«Стив никогда не высказывал в своих замечаниях чего-то такого, что уже не было высказано другими членами «Треста», поскольку все они были высокими профессионалами, — продолжает Кэтмелл, — но само его присутствие, особая манера излагать свои мысли позволяли ему высветить чужое мнение под совершенно неожиданным углом. Он пользовался этим очень осторожно. Обычно он предварял свои выступления словами типа: «Я не киношник, поэтому можете просто забыть то, что я тут наговорю». Он повторял эту фразу из раза в раз. Потом он очень просто говорил о том, в чем видит проблему. Понимаешь? Сам факт того, что он формулировал ее, служил для нас своеобразным импульсом. Он не указывал нам, что надо делать. Он просто излагал все как есть. Иногда, — добавляет Кэтмелл, — если эта его «консультация» оказывалась достаточно болезненной, Стив приглашал режиссера на прогулку. Он ведь был очень умным человеком. Он обладал сильной волей, заставлявшей дела крутиться, но в то же время он стремился воодушевлять людей и помогать им. Он здорово использовал «формат» прогулки. Ведь на прогулке разговор идет неспешный, каждый из собеседников обдумывает свои слова… Это такой дружеский обмен мыслями. Он преследовал очень простую цель — помочь нам делать хорошие картины. Он учил режиссеров двигаться вперед. Не должно быть разочарований типа «Все пропало!». Должен быть вопрос: «Как двинуться вперед?» Из прошлого можно извлекать уроки. Но прошлое проходит. Вот во что он верил».

До такого типа персонального общения Стив «дорос» не сразу. «Раньше, если что-то его не устраивало в словах собеседника, он бурно это демонстрировал, — говорит Кэтмелл. — Но за его последние десять лет я не замечал таких проявлений. Наоборот, он стал чаще общаться с людьми наедине и превращать то, что могло их расстроить или отпугнуть, во что-то продуктивное и лично притягательное. Он учился. Он работал над своими собственными ошибками, внутренне их переживал, анализировал и менялся».

В студии Pixar Стив чувствовал себя более спокойно, чем в Apple. «Он никогда не стремился превратить нас в Apple или управлять нами таким же образом, как той компанией», — добавляет Кэтмелл. Энди Дрейфус, дизайнер из Pixar, который до этого работал в Apple и CKS Group, рассказывал, что если он и его босс Том Суитер хотеличто-то показать Стиву, то они стремились сделать это именно в Pixar. «Нам очень нравились наши пятничные встречи с ним, — вспоминает Дрейфус, — потому что по пятницам он приезжал на студию и всегда при этом был в хорошем настроении».

Из недели в неделю, из года в год Pixar одаряла Стива множеством приятных подарков. Регулярно он посещал церемонии вручения премий «Оскар», на которых студия одну за одной получала высшие награды. Он любил приглашать друзей на предварительный просмотр отрывков из еще не законченных лент. «Он был самым главным нашим поклонником. Каждый раз, когда мы делали ролик для внутреннего просмотра, он просил у нас копию, — вспоминает Лассетер. — И я знаю от знакомых, что он часто устраивал у себя дома эксклюзивные просмотры для всех соседей. «Эй, ребята, давайте сюда! Сейчас увидите что-то интересное!» Ему это очень нравилось. В такие моменты он превращался в ребенка».

***

Для Стива на Pixar существовала единственная проблема — и имя этой проблемы было Майкл Эйснер.

Отношения между этими двумя влиятельными бизнесменами начали ухудшаться с 1997 года, когда компании подписали контракт, по которому делили авторские права и прибыли пополам. В связи с этим контрактом сразу же возникли проблемы: Стива не удовлетворяла активность маркетологов Disney по продвижению фильмов студии Pixar. Когда Disney подготовила специальные планы по рекламе фильмов студии-партнера, они не произвели на Стива никакого впечатления. Однако, несмотря на это, дела у фильмов Pixar шли хорошо. «Жизнь Флика», «История игрушек II» и «Корпорация монстров» — первых три анимационных фильма, вышедших после подписания соглашения между компаниями, сорвали овации критиков. Каждый становился хитом и собирал в прокате значительно больше 500 миллионов долларов. После выпуска в прокат «Корпорации монстров» в 2002 году Pixar могла подписать соглашение на распространение с новой компанией. Кэтмелл и Лассетер хотели продолжить сотрудничество с Disney, поскольку эта компания обладала правами на созданные студией Pixar персонажи и хорошо зарекомендовала себя в дистрибуции фильмов. Стив думал, что Эйснер выйдет на открытые переговоры, но последний предпочел выжидать. Эйснер считал, что его переговорные позиции усилятся после выхода на экраны «В поисках Немо». Он видел картину на двух предварительных просмотрах в студии Pixar и написал в докладной записке, адресованной совету директоров Disney, которая просочилась в Los Angeles Times: «Фильм неплохой, но никакого сравнения с их предыдущими работами». Конечно, Эйснер жестоко ошибся. «В поисках Немо» стал одним из самых любимых публикой фильмов Pixar, который принес 868 миллионов долларов сборов по всему миру.

Теперь Стив выдвинул весьма жесткие условия: в обмен на распространение фильмов Pixar компания Disney получает всего 7,5 процента от сборов и ничего больше. Она теряет право собственности на новые персонажи и героев. Она не имеет права выпускать DVD-диски с картинами Pixar. Одновременно Стив позволил себе публично выразить неудовлетворенность продукцией Disney, противопоставив ей креативный блеск Pixar и приведя в пример последние провальные работы Disney Animation: «Планета сокровищ», «Братец медвежонок» и «Не бей копытом».

Оборот, который приняли переговоры, сильно расстраивали Кэтмелла и Лассетера. «Ведь он пошел на них во многом ради меня, — говорит Лассетер, — потому что знал, как я привязан к персонажам, которых мы создали». Шли месяцы, а дела становились все хуже и хуже. Стив подозревал, что Эйснер тайком сообщал о его требованиях прессе, чтобы создать Джобсу образ алчного коммерсанта. В начале января 2004 года ситуация, казалось, зашла в тупик: Джобс информировал Кэтмелла и Лассетера, что Pixar прекращает переговоры с Disney. Он больше не будет работать с Эйснером. Ни сейчас, ни когда бы то ни было в будущем. «Это был самый ужасный день в моей жизни», — вспоминает Лассетер. Помимо потери всех своих прежних персонажей, он стоял теперь перед перспективой того, что заканчиваемый им новый фильм «Тачки» тоже будет принадлежать компании Disney и ее CEO, который побывал на студии Pixar всего два раза с момента начала действия нынешнего соглашения. Лассетер заплакал, когда он, Кэтмелл и Джобс объявляли об этой катастрофе персоналу студии, и клялся, что компания никогда больше не будет делать фильмы без обеспечения прав собственности на персонажей.

Как только новость распространилась в СМИ, Pixar стали поступать звонки от других студий. Джобс хранил олимпийское спокойствие. Disney будет распространять «Тачки» независимо от того, какими окажутся условия нового соглашения, а у компании Pixar после всех ошеломляющих успехов ее последних фильмов денег столько, что можно никуда не торопиться. Пока Стив шушукался с другими студиями, Эйснер начал терять поддержку внутри корпорации Disney. В конце 2003 года под давлением развернутой Эйснером кампании свой пост в совете директоров компании оставил племянник Уолта Диснея Рой. Но перед этим он написал чрезвычайно резкое письмо с оценкой действий Эйснера. Инвесторы, которые в последние годы фиксировали постоянное ухудшение финансовых показателей компании, начали уставать от деспотических замашек Эйснера. Когда на общем собрании акционеров компании Disney в 2004 году 43 процента участников проголосовали против переизбрания Эйснера в совет директоров, последний вообще снял его с поста председателя совета. Эйснер заявил, что будет работать в качестве CEO компании до 2006 года, когда истекает его контракт, но встретил еще более сильное противодействие.

Джобс наблюдал за развернувшейся конфронтацией с ликованием. Он считал, что не последнюю роль здесь сыграла его угроза увести Pixar из-под крыла Disney. В принципе Джобс никогда не имел ничего против Disney. Он просто не выносил Эйснера. Вернувшись к делам после реабилитации в конце 2004 года, Стив сказал Кэтмеллу и Лассетеру, что хочет найти путь к тому, чтобы обеспечить нормальное существование Pixar даже в том случае, если его не станет. Не то чтобы он не боялся быстрой смерти. Но размышляя о том, что в будущем ему придется снять с себя часть обязанностей, он полагал, что Pixar приспособится к самостоятельной жизни быстрее, чем Apple. Да, студии будет нелегко. Стив всегда верил в то, что он сам, Кэтмелл и Лассетер работали как некая «трехчленная» версия Beatles, дополняя сильные стороны друг друга и сообща сглаживая слабости каждого. Кэтмелл, однако, боялся перспективы остаться без Джобса. «Он не был режиссером или чем-то в этом роде. Пострадала бы в первую очередь не творческая составляющая, — говорит Кэтмелл. — Но я, например, не отношусь к разряду людей, которые могут быть публичными CEO. Просто я не такой. С его уходом мы потеряли бы ключевое звено».

У компании Pixar было три пути: найти нового дистрибьютора и вступить с ним в отношения с неясными перспективами; выстроить свою собственную дистрибьюторскую систему, что потребовало бы больших финансовых затрат и человеческих ресурсов для создания сервиса, которым ни Кэтмелл, ни Лассетер не имели никакого желания заниматься, и, наконец, остаться с компанией Disney, что было невозможно по определению, пока на посту CEO находился Эйснер. Ситуация усугублялась тем, что первые два варианта подразумевали: все созданные Лассетером и его командой персонажи по старому контракту останутся в собственности Disney, а не Pixar.

У корпорации Disney имелись тематические парки, в которых персонажи, придуманные на студии Pixar, жили своей новой жизнью. Было ясно, что успешному прокату фильмов Pixar существенно способствовала надежная система распространения. И ее имя по-прежнему завораживающе действовало на Кэтмелла и Лассетера, которые выросли с мечтой когда-нибудь влиться в ряды прославленных аниматоров Disney. «С самого начала я понимал, что долгоиграющим планом Стива было продать [Pixar] компании Disney, — был уверен Кэтмелл, хотя сам Джобс никогда не говорил об этом открыто. — У меня по этому поводу никогда не возникало сомнений. Он крутил свои планы и играл в свои игры, но я знал, что это долгосрочная многоходовая комбинация».

В течение трех лет Стив выказывал исключительное терпение в своей игре на ожидание с Эйснером. Его публичные выступления давили на CEO Disney, потому что совет директоров Pixar не представлял себе спокойного будущего до тех пор, пока во главе Disney оставался Эйснер. Но за кулисами событий Стив намекал, что его публичный гнев не направлен на то, чтобы нанести ущерб хорошим рабочим отношениям между двумя компаниями. «Мы старались поддерживать с Disney хорошие отношения, — вспоминает Кэтмелл. — Когда Эйснер воевал с Роем Диснеем, была даже написана книга. Тогда Стив сказал: «Что бы мы ни делали, мы ничего не говорим. Мы не знаем, что может случиться дальше, поэтому о книге ни слова». И действительно, мы не проронили о книге ни слова, поскольку Стив не хотел, чтобы в адрес компании Disney от нас исходили бы какие-то негативные заявления».

«В таких ситуациях ты обычно связываешь события между собой и знаешь, о чем идет речь, — продолжает Кэтмелл. — Наконец, ко всеобщему удовольствию, война заканчивается, и они приводят Боба Айгера».


+ даже больше

25 май
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
25 май
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
25 май
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
События / Май
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Выставка фотографий Сергея Белова «Мифологии»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
3
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Спектакль «Старуха»
Студия-театр «Манекен», ул. Сони Кривой, 79а
4
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Фестиваль вышеградской четверки «А4»
Кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Электронный проект «Астробиология»
Гастроном 16, ул. Труда, 78
Документальный фильм «Эпоха танцев»
Кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
5
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Документальный фильм «Эпоха танцев»
Кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Фестиваль вышеградской четверки «А4»
Кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
6
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
CREW S.K.A.T.E. BATTLE
памятник Курчатову
Фестиваль вышеградской четверки «А4»
Кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
7
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Фестиваль вышеградской четверки «А4»
Кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Линди-хоп вечеринка
бар BROTHERS, ул. Кирова, 110
8
9
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Спортоград
Кировка
10
Выставка Сергея Сафьянова «60×90×60»
Западная башня Государственного исторического музея Южного Урала, ул. Труда, 100
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Спектакль «ЛБВЬ»
студия-театр «Манекен», ул. Сони Кривой, 79а
11
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Спектакль «Едоки»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
12
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Спектакль «Едоки»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
13
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Фестиваль языков IT’S TIME
Театральный корпус ЧелГУ, ул. Братьев Кашириных, 129
Che Market
Word Trade Center, пр. Ленина, 35
Фестиваль KRUGFEST
бар Corner Place, ул. Молодогвардейцев, 35 б
14
Выставка «Частная история. Искусство Челябинска XX века из коллекции Виктора Новичкова»
Челябинский государственный музей изобразительных искусств, Пл. Революции, 1
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Che Market
Word Trade Center, пр. Ленина, 35
15
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
16
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
17
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
18
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Показ фильма «Я и Ты»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Показ фильма «Почётный гражданин»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
19
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Лонгборд лагерь Ishimura
Златоуст, биатлонный комплекс им. С. И. Ишмуратовой
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Показ фильма «Почётный гражданин»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Показ фильма «Я и Ты»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
20
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Лонгборд лагерь Ishimura
Златоуст, биатлонный комплекс им. С. И. Ишмуратовой
Ночь Музеев
музеи и галереи города
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
FOREST FOOD
лужайка на Алом поле
Показ фильма «Я и Ты»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Курилка Гутенберга
Театральный корпус ЧелГУ, ул. Братьев Кашириных, 129
Показ фильма «Почётный гражданин»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
21
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Лонгборд лагерь Ishimura
Златоуст, биатлонный комплекс им. С. И. Ишмуратовой
Показ фильма «Я и Ты»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
MUCH Weekend в стиле Энди Уорхола
ул. Труда, 183, ТРК «Гагарин Парк», Nikaland
Показ фильма «Почётный гражданин»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
22
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
23
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Концерт группы Янке-Рандалу
клуб Moskva, ул. Свердловский проспект, 51 а
24
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Фестиваль Sci-Fi Shorts
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
25
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Фестиваль Sci-Fi Shorts
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Подрамник. Разговоры о поэзии в галерее OкNo
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Уикенд Дэвида Линча
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
26
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Уикенд Дэвида Линча
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
27
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Документальный фильм «Апрельский показ»
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
Фестиваль Sci-Fi Shorts
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Уикенд Дэвида Линча
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
28
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Фестиваль Sci-Fi Shorts
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
Фестиваль Sci-Fi Shorts
кинотеатр им. А. С. Пушкина, ул. Пушкина, 64
29
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
30
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а
31
Выставка «Серотонин. Формула счастья»
Выставочный зал Союза художников, ул. Цвиллинга, 34
Инсталляция «Части целого»
галерея современного искусства OkNo, ул. Сони Кривой, 79 а